Из сборника «Шорский фольклор» .  Дыренкова Н.П. Издательство Академии наук СССР. Москва.1940. Ленинград.

Текст 104. (Род Таяш, р. Пызас)

 Это родовое моление горам и водам носило название sacyg (sacyl — букв, кропление (от sas~ sас~сас — разбрасывать, кропить, брызгать, рассыпать, делать возлияния). Устраивали моления члены одного рода, позднее — целый улус (в южн. части то и другое обычно совпадало). В жертву приносили абырткы. Необходимые для жертвоприношения продукты давались от каждой семьи. Все собранное, соединенное вместе, шло в жертву родовым горам, остатки выпивались по окончаний моления всеми присутствующими. Женщины, как чужеродки (принцип экзогамии очень долго сохранялся), или совершенно исключались из моления или присутствовали, но должны были стоять поодаль.

 См. об этом жертвоприношении у Вербицкого: «Алтаец язычник этим горным духам кланяется и приносит жертвы и устраивает празднество весенний шачыл» (Миросозерцание и народное творчество сибирских инородческих племен. Лит. сб. 1885 г., стр. 39).

«По вскрытию реки Кондомы кузнецкие инородцы праздновали праздник бeрезы, наварили браги, нарядились в лучшие одежды, собрались каждый улус у одной своей заветной березы, навешали на ветви ее тряпки различных цветов и конский волос. Один из толпы, сведующий, брызгал несколько раз на березу, призывая демонов» (Вскрытие р. Кондомы. Томские губ. вед., 1859, №. 30, ч. неоффиц., стр. 243; также: Выписка из журнала мисс, за 1859 г. Христ. чтение, 1862, №4, стр. 846) и у С. Е. Малова: «Весной бывает у кузнецких инородцев почти в каждой деревне особое моление, называемое шашил или чачил, т.е. окропление» (Несколько слов о шаманстве у турецкого населения Кузнецкого уезда Томской губ., Живая старина, 1909, вып. 2—3, стр. 40).

Чистый голос золотой кукушки

По белому таскылу разнесся,

Белого таскыла

Золотые пуговицы расстегнулись,

Золотой горы

Шесть дверей открылись,

Вершина месяца повернулась,

Вершина года скользнула-сдвинулась,

Старый год ушел,

 Новый год вошел.

Если подниму руку — моление будет,

 Если открою подмышку — брызганье будет!

Жажда ваша пусть утолится!

Желание пить пусть пройдёт!

Текущая вода зашумела,

Вершины хвойных деревьев смягчились.

Чистое кропление мы совершаем;

Голову года мы поднимаем, —

Правым глазом смотри,

Правой рукой давай!

Правым ухом услышь,

Правое благословение дай!

Проснувшимся горе и воде кропление да будет!

sook — возглас во время жертвоприношения.

 Ulug. Tag enebis. У каждого рода была своя родовая гора, которой он приносил жертвы и у которой выпрашивал удачу на промысле.

paj qazyn ср. алт. paj qajyn — богатая, развесистая береза. Этот образ очень часто встречается в мифологии алтайских и абаканских тюрков. Род имел свою березу — paj qazyn, с которой связывались жизнь и благоденствие членов этого рода.

cyl pazy ajlandy — Началом нового года считалась весна.

tazy llyg—имеющий корень (от tazyl—корень)

altyn кoк. — Кукушка играет большую роль в мифологии  и в фольклоре шорцев. С первым криком кукушки просыпаются леса, горы и реки. Весной, после крика кукушки, шаман совершал первое восхождение к Ульгеню. В героическом эпосе часто встречается среди названий героинь имя aityu kok — золотая кукушка.

Текст 105   (Род Тарткып, низовье р. Мрассу, ул. Томазак)

ot ene или ot ice. Хозяин огня мыслился в женском образе. К его помощи обращались во всех случаях жизни; охотники приносили жертву огню перед отправлением на промысел, при неудачах в тайге и после удачной добычи. Шаман перед отправлением в свои далекие путешествия во время камлания прежде всего обращался за помощью к хозяину огня. Женщины взывали к нему о защите их детей. Прежде старики от каждой еды обязательно уделяли долю своему очагу. См. подробно о культе огня у алтайцев: Н. Дыренкова. Культ огня у алтайцев и телеутов. Сб. МАЭ, 1927, т. VI, стр. 63, у монголов: Н. Н. Поппе. Пережитки культа огня в монгольском языке. Доклады Акад. Наук, серия В, 1925, стр. 14.

tag azyra sur — гони злого духа, караулящего ребенка, чтобы напасть на него.

Алас, алас, алас!

" Имеющая тридцать зубов, мать-огонь1 моя,
Имеющая сорок зубов, мать-огонь!
Лезвием, мечом                

Через гору гони,
Через реку гони!
Ночью—караулящей будь!
Днем — охраняющей будь!
Ребенка моего карауль!
                 

 Текст 107   (Род Калар, низовье р. Мрассу, ул. Томазак)

Uztut —душа умершего человека, название злого духа вообще. Юзют, по существовавшим некогда представлениям, приходит к жилищам сородичей, стучит и пугает их; он может даже входить в человека. Обычно он входит в какого-либо родственника, который после этого сразу же заболевает. Для излечивания больного совершался обряд изгнания юзюта— uztut syyar. Знающий обряд человек, обычно старик или старуха, окуривал больного и произносил обращение к юзюту, стараясь его запугать. Особенно важно