Читая стихи Тагенадий Иванов,яны Тудегешевой, я все больше думал о том, что как-то никто ещё не отметил, что в российской поэзии сложилась замечательная плеяда поэтов-женщин, представляющих малочисленные, в особенности северные и сибирские, народы.

Вспомнилась прекрасная саамская поэтесса Октябрина Воронова, её стихи: «От Ловозера к Поною/По течению плывём,/По течению плывём/В голубом краю родном!/По следам преданий старых,/Столь же древних, как леса…/Чальмнэ-Варрэ, Чальмнэ-Варрэ,/Вы – лесов густых глаза!» Стихи эти я запомнил давно, когда в издательстве «Современник» редактировал первую книгу Октябрины в Москве.

Или чукчанка Антонина Кымытваль! У Антонины я бывал даже когда-то дома в Магадане. «Тундра, позови меня!/Где-то в отдаленье/Назови по имени /Голосом оленьим…». Олени, яранги (чумы), кухлянки (меховая одежда) – родной мир Антонины предстаёт в стихах живописно, искренне. Ярко.

А эскимоска Зоя Ненлюмкина! Её самобытные стихи ещё в конце прошлого века заметили не только у нас, но и эскимосы в Гренландии, издали там два сборника Зои. Её поэтический мир – это берег Ледовитого океана. Это стихи о море, о северных птицах, о древних преданиях Наукана, о любви и материнстве. Прекрасные стихи!

А ещё Анна Ходжер – нанайка, Любовь Ненянг – ненецкая поэтесса.

Смело можно писать специальную работу на эту тему и попытаться разобраться, почему именно женщины в конце двадцатого-начале двадцать первого века так пронзительно сказали и говорят о судьбе своих малочисленных народов.

Но сейчас я хочу сказать, что в эту достойную плеяду настоящих,­ сильных очень одаренных женщин-поэтов я бы включил и Таяну Тудегешеву – дочь малочисленного тюркоязычного шорского народа южной Сибири.

Таяна вполне выражает судьбу шорцев со всеми их радостями и бедами.

Какими путями-дорогами

народ мой веками ходил!

Какими жестокими стрелами

смертельно пронзаем он был!

Она собирает по крупицам предания и легенды, рассказы сородичей, она вглядывается в цветы и травы своей родины, вслушивается в голоса птиц – и молит всех богов на свете, но прежде всего своих, шорских, молит, чтобы не исчез её народ. А дело идёт к этому.

В глазах их раскосых, поверьте,

Уже поселилась тень смерти.  

Таяна силой поэзии, как волшебством, пытается продлить, продлить жизнь в своём родном краю – поэтому она так скрупулёзно и любовно вводит в стихи шорские названия горных вершин и скал, рек, растений, легендарные и исторические имена, имена родных и близких, названия поселений, городищ, аймаков (деревень)…  

О, мать Азия, скрывшая предков пути!

Возврати же, из прошлого, самую малость!

Сквозь столетий туман — дай дорогу найти

К Белой солнечной юрте, где счастье осталось.  

Она обращается и к России: «Россия! Не забудь героев шорского народа,/Почти всех памятью…»

У России судьба, что Небо высокое,

А глаза, словно воды в тиши – глубокие.

Все равнины, леса в долгих думах – тихие,

Испокон в ней народы живут – многоликие.

 

Но, когда на страну нападали невзгоды,

Будто лес грозный – в бурю, вставали народы.

Шли в атаки, как льдины весной в половодье,

Или дикие кони, срывая поводья.

 

Мы скуластые, пусть мы с глазами узкими,

Но, в боях–всех–враги называли русскими.

И не слыхивали нацисты фашистские,

Что из сплава народов — люди сибирские.  

Таяна собирает свой народ из разных времён – и из древнейших сказочных, и из времён героического эпоса, и из всех эпох от Чингисхана до Великой Отечественной войны и до наших дней. Она собирает в единое целое и шорский таёжный мир природы, поэтому с такой любовью и изяществом написаны у неё стихи раздела «Таёжные братья». Кстати, этот раздел можно вполне считать отдельной книгой для детей. Книга в книге, и она вполне уместна здесь, в сборнике таком с о б и р а т е л ь н о м, здесь дети должны присутствовать.

Мне близки стихи Тудегешевой открытостью, искренностью, пронзительной энергетикой, мелодичностью, национальным колоритом. В них есть и ласка, и нежность, но есть и горячий порыв и мужество, и есть «аскеза гор». Есть радость и горечь…Одним словом, нам явлена здесь талантом поэта живая жизнь. Без трафаретов и шаблонов.

И вот что интересно. Чем больше читаешь стихи Таяны, тем полнее они для тебя открываются. Тем глубже входишь в мир поэта. И этот мир просто огромный. В нём — тысячелетия. В нём «поёт ветер песню умолкших народов, сметая с песков слёз засохшие гроздья», в нём туман – это души умерших, но в нём же и подлинный рай – «он Горной Шорией зовётся!». Здесь такая любовь к родной природе, среди которой росла Таяна, которую она теперь воспевает!..

Современников, и себя в том числе, Таяна считает «инертными». И она стремится преодолеть эту инертность в себе и читателей своих побуждает к преодолению. Побуждает к порыву, к укреплению корней своих, к возрождению духа. Может быть, именно это поможет возрождению народа?.. «Россия, Русь! Храни себя, храни!» — писал Николай Рубцов. Но надо знать, что хранить. Поэтому и для русского народа, и для шорского, и для любого другого стоит вопрос о возрождении самосознания. Мне кажется, вот именно этим занимается прежде всего поэт Таяна Тудегешева. Поэтическая и смысловая доминанта этой книга – возрождение самосознания шорцев. Но и не только их. Русский язык даёт возможность и русским, и всем другим народам нашей страны читать эти стихи и думать о своём сокровенном.
 

http://www.rospisatel.ru/ivanov-tudegesheva.htm

 Справка. Геннадий Иванов родился в 1950 году в городе Бежецке Тверской области. работал в районной газете. Окончил Литературный институт имени А.М.Горького. Автор десяти книг стихов. Написал три книги очерков о своей малой родине «Знаменитые и известные бежечане». Лауреат нескольких литературных премий, в том числе премии Ф.И.Тютчева «Русский путь». Первый секретарь Союза писателей России. Живёт в Москве.

Если Вы нашли ошибку, выделите ее и нажатие Shift + Enter или нажми здесь, чтобы сообщить нам.