Предпоследняя пятница 24 декабря 2010 г. была для народов Севера наполнена событиями, свидетельствующими, что Правительство России поставило своей целью к концу года покончить с традиционным рыболовством северян.

Иначе как объяснить ту настойчивость и поспешность, с которой в эти дни принимались решения, касающиеся этого традиционного вида деятельности.

 За подписью заместителя Министра Регионального развития Российской Федерации М.А. Травникова 24 декабря был разослан в органы исполнительной власти субъектов РФ (по списку) запрос следующего содержания: «Министерство регионального развития Российской Федерации во исполнение пункта 3 раздела II Протокола заседания Правительственной комиссии по вопросам развития рыбохозяйственного комплекса от 7 декабря 2010 г. № 6 просит проработать предложение Росрыболовства о внесении изменений в распоряжение Правительства Российской Федерации от 8 мая 2009 г. № 631-р в части: исключения из пункта 6 перечня видов традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации понятия «реализация водных биологических ресурсов», исключения из перечня мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Российской Федерации    городских    округов    и    населенных    пунктов    с    развитой инфраструктурой,  в  которых  проживающие  там  представители  коренных малочисленных народов не ведут традиционный образ жизни.

Просим представить позицию по указанным вопросам в срок до 27 декабря 2010 г.»

Разослан запрос в пятницу 24 декабря, а ответа ждут в понедельник 27 декабря.  Как в такой спешке определить критерии «развитости инфраструктуры» тех населенных пунктов, которые  предполагается исключить.

Но, видимо, у Министерства уже все подготовлено, так как первый пункт этого запроса согласуется  с текстом разработанных Росрыболовством и Минрегионом России изменений в Федеральный Закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», которые с октября 2010 г. висят на сайте Минрегиона. В результате этих изменений предполагается запретить реализацию продукции традиционного рыболовства и разрешить коренным малочисленным народам добывать рыбу только для удовлетворения личных нужд, фактически только для еды. Второй пункт запроса согласуется с намерением Росрыболовства сократить Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, в который, с учетом их современного расселения, кочевого и полукочевого образа жизни, включены целые районы, что, видимо, мешает расширять список рыбопромысловых участков для промышленного рыболовства, выставляемых на конкурсы.

 В тот же день, 24 декабря, в Совете Федерации  при обсуждении Федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон „О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов“ и отдельные законодательные акты Российской Федерации» разгорелась нешуточная дискуссия по одному пункту этого закона (п.3, ст.3), которым предлагалось исключить из статьи 48 Федерального закона «О животном мире» слово «рыболовство». За три дня до обсуждения в Совете Федерации этот закон был за один день принят Государственной Думой сразу во втором и третьем чтении.

В статье 48 Федерального закона «О животном мире» это слово стоит в следующем контексте: «Граждане Российской Федерации, чье существование и доходы полностью или частично основаны на традиционных системах жизнеобеспечения их предков, включая охоту, рыболовство и собирательство, имеют право на применение традиционных методов добывания объектов животного мира и продуктов их жизнедеятельности…». Эта статья связана со следующей статьей 49, в которой сказано: «Коренные малочисленные народы и этнические общности, самобытная культура и образ жизни которых включают традиционные методы охраны и добычи объектов животного мира, граждане, принадлежащие к этим группам населения, и их объединения имеют право на приоритетное пользование животным миром на территориях их традиционного расселения и хозяйственной деятельности. Далее в ст. 49 разъясняется, что включает это приоритетное право: предоставление первоочередного выбора промысловых угодий, льготы в отношении сроков и районов объектов добывания объектов животного мира и т.д.

Более десяти сенаторов в ходе обсуждения этого предложения выразили обеспокоенность тем, что поправка была внесена в законопроект только ко второму чтению, то есть ее никто не обсуждал (сенатор М.М. Капура),  что, «принимая предлагаемую норму, мы отнимаем у части граждан нашей страны гарантированное сегодня законом право обеспечивать свою жизнь традиционными методами, которые складывались поколениями, а других возможностей у них просто нет… традиционным рыболовством занимаются не только коренные народы, это архангельские поморы, это северо-устьинские старожилы, это не коренные малочисленные народы, они не отнесены к коренным, но их предки жили и работали только за счет этого, и многие из этих народов традиционно и до сих пор живут только за счет этого… У нашего комитета позиция такая: если очень нужно исключить эту норму из закона о животном мире, она должна быть включена в закон о рыболовстве» (сенатор А.С. Матвеев, председатель Комитета  по делам Севера и малочисленных народов)1.

Заместитель председателя Совета Федерации В.А. Штыров в своем выступлении сказал: «меня вообще очень настораживают позиция самого Росрыболовства и непонимание проблемы со стороны Росрыболовства… что они решали в этом законе только технические вопросы, сгруппировали все вопросы, связанные с рыболовством, в одном законе о рыболовстве… И не заметили, что нарушили право коренных малочисленных народов, и не только коренных малочисленных народов, на использование традиционных методов лова… сейчас идут ссылки на то, что закон надо срочно принять, потому что в Хабаровске обсуждался этот вопрос, срочно, срочно, срочно… Но ведь вы на самом деле диаметрально противоположное решение пытаетесь провести по отношению к тому, о чем говорилось в Хабаровске. В Хабаровске Председатель Правительства говорил о том, что необходимо снять препоны, которые есть у коренных малочисленных народов, в том числе эту и другие. А вы им еще одну поставили. Разве это правильно?»2. В...А. Штыров предложил: «поддержать этот закон, но должно быть протокольное решение, и уже в январе при подготовке нового закона… эта статья 48 статья …должна быть взята из закона о животном мире и перенесена один к одному в закон о рыболовстве».

 Сенаторы В.А. Попов, В.Т. Кадохов, Ю.Н. Солонин предлагали устранить спорный момент путем создания согласительной комиссии. «Что произойдет, если мы не примем сегодня этот закон, а примем его после согласительной комиссии в январе?»3, — вопрошал сенатор В.А. Попов.

Сенатор Н.И. Кондратенко с горечью отметил: «Наши протокольные поручения, Светлана Юрьевна, «повисают», как всё «повисает» у нас там: записали и забыли. Интересы каждого из нас увлекают, мы преследуем собственные интересы, а протокольное поручение забыли. Поэтому надо решать все-таки так, как предлагает комитет по делам Севера. Иначе, какая мы палата регионов, как мы можем отражать интересы территорий? Нас создали для того, чтобы мы эти интересы отражали»4.

Тем не менее, после путаных объяснений и обещаний представителя Росрыболовства все исправить потом, а также заключительных речей представителей Правительства и Президента,  которые говорили о важности принятия данного законопроекта именно сейчас, законопроект был одобрен большинством голосов.

 Для справки: в России проживает около 250 тысяч представителей коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, все они без исключения занимаются традиционным рыболовством. Рядом с коренными народами в поселках  проживают потомки русских старожилов. Для тех из них, кто не попал на работу на промышленные объекты, натуральное традиционное хозяйство является также основным источником существования. В условиях, когда в районах Севера, Сибири и Дальнего Востока  разрушены все сельхозпроизводства, в которых когда-то были заняты представители народов Севера и их соседи, традиционное рыболовство является почти единственным источником питания и доходов, так как за все, обучение, лечение, электроэнергию, транспорт нужно платить. Рыболовство на Севере наиболее доступный для местных жителей вид деятельности.

 Кому же помешало традиционное рыболовство?

Дело в том, что рыбопромысловые участки с 2008 г. распределяются по конкурсу, наиболее удобные и продуктивные уже нашли своих новых хозяев, занимающихся промышленным рыболовством. На конкурсы рыбопромысловые участки выставлялись  без учета того, что на них ловили рыбу местные жители. Местные жители, которые пробовали участвовать в конкурсах, проигрывали, так как не имели достаточно средств, а большинство из них, в отдаленных поселках, и не знали о проведении этих конкурсов. Просто, когда они летом выезжали к своим традиционным участкам, избушкам, коптилкам, они сталкивались с работниками новых хозяев, которые объясняли им, что теперь это частные участки, и они не должны сюда больше приезжать рыбачить.

При таком проведении конкурсов, конечно же, были нарушены нормы статей 48 и 49 закона «О животном мире». Мешал также и Перечень мест традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов, где этим народам должно было предоставляться право первоочередного выбора промыслового участка. Мешал и Перечень видов традиционной хозяйственной деятельности, в котором в пункте 6 было указано «Рыболовство (в том числе морской зверобойный промысел) и реализация водных биологических ресурсов», то есть, косвенным образом, было узаконено право коренных жителей и их общин продавать выловленную рыбу. Видимо, рыбопромышленников пугает эта конкуренция?

Вот со всеми этими помехами  промышленному рыболовству и развитию частного капитала в области рыболовства и решило покончить Правительство.

 Ну а как будет жить более миллиона северян, сводивших в последние годы концы с концами только за счет традиционного рыболовства, Правительству, видимо, безразлично.

Видимо, оно уже  считает себя Правительством только для капиталистов, а не для народа.

Видимо, поэтому представители неправительственных организаций, представляющих интересы населения и входящие в экспертные советы комитетов Госдумы, более не приглашаются к обсуждению законопроектов, особенно, в области рыболовства и природопользования. Они вынуждены довольствоваться информацией с официальных сайтов, где вывешены тексты законопроектов, принятых в первом чтении. А потом вдруг в конце года узнавать, что в  эти законопроекты внесены неожиданные изменения, ухудшающие положение простых граждан. С этими изменениями законы принимаются сразу во  втором и третьем чтении. А после одобрения Советом Федерации и подписания этих законов Президентом страны, граждане на практике узнают, каких прав они в очередной раз лишились.

1,2,3,4 Цитируется по стенограмме 285 заседания Совета Федерации 24 декабря 2010 г. 10 часов утра

 Ольга Мурашко

Директор информационного центра Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока