Сегодня 28 мая 2019 года состоялось провозглашение Постановления Конституционного Суда по делу о правах коренных малочисленных народов.  Это беспрецедентное и, очень резонансное дело, сразу привлекло внимание общественности и журналистов.  Впервые в стенах  Конституционного Суда столь колоритная, мощная фигура, представитель коренных народов Севера Долган Геннадий 

Щукин, с открытым запросом на самоидентификацию, с откровенным, со слезами на глазах, посланием высшей судебной власти России – «Помогите, мы исчезаем!»

В России на сегодняшний день насчитывается 46 коренных малочисленных народов, из которых 40 – народы Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Конституция РФ призывает гарантировать права коренных народов в соответствии с общепризнанными мировыми стандартами (статья 69). При этом мировое сообщество достаточно давно признало интересы коренных народов важной ценностью мировой цивилизации, об этом, в частности говориться в Конвенции МОТ «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах», Декларации ООН о правах коренных народов, а также в других международных документах.

Согласно Федеральному закону «О гарантиях прав коренных 

Щукин, с открытым запросом на самоидентификацию, с откровенным, со слезами на глазах, посланием высшей судебной власти России – «Помогите, мы исчезаем!»

В России на сегодняшний день насчитывается 46 коренных малочисленных народов, из которых 40 – народы Севера, Сибири и Дальнего Востока.

Конституция РФ призывает гарантировать права коренных народов в соответствии с общепризнанными мировыми стандартами (статья 69). При этом мировое сообщество достаточно давно признало интересы коренных народов важной ценностью мировой цивилизации, об этом, в частности говориться в Конвенции МОТ «О коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах», Декларации ООН о правах коренных народов, а также в других международных документах.

Согласно Федеральному закону «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» коренные малочисленные народы Российской Федерации — народы, проживающие на территориях традиционного расселения своих предков, сохраняющие традиционные образ жизни, хозяйственную деятельность и промыслы, насчитывающие в Российской Федерации менее 50 тысяч человек и осознающие себя самостоятельными этническими общностями.

В России интерес к коренным народам актуализировался в 2019 году в связи с первым в истории Конституционного Суда РФ делом о защите прав коренных малочисленных народов.

Это дело берет свое начало в Таймырском Долгано-Ненецком районе Красноярского края, где свою жизнедеятельность ведут общины коренных малочисленных народов нескольких северных национальностей.

Так, в 2014 году председатель семейной родовой общины коренного малочисленного народа Долган «Амяксин» (Медведь) и по совместительству президент местной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Геннадий Кириллович Щукин разъяснил председателям общин о том что, существующая испокон веков практика добычи продуктов охоты уполномоченным общиной охотником из расчета на всех членов общины гарантирована правом и может свободно применятся в практике общин.

Такой правовой основой, по мнению Щукина, является статья 19 Федерального закона «Об охоте…», которая к субъектному составу традиционной охоты относит не только лиц коренных малочисленных народов, но и их общины (часть 1). Указывает на свободный (без разрешения) режим осуществления охоты в рамках установленного лимита (часть 2). И предусматривает два варианта использования продукции охоты: для личного потребления и для реализации (часть 3).

Однако применяемый общинами режим традиционной охоты посредством уполномоченного охотника в силу определенных причин заинтересовал правоохранительные органа, а давший 

и по совместительству президент местной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Геннадий Кириллович Щукин разъяснил председателям общин о том что, существующая испокон веков практика добычи продуктов охоты уполномоченным общиной охотником из расчета на всех членов общины гарантирована правом и может свободно применятся в практике общин.

Такой правовой основой, по мнению Щукина, является статья 19 Федерального закона «Об охоте…», которая к субъектному составу традиционной охоты относит не только лиц коренных малочисленных народов, но и их общины (часть 1). Указывает на свободный (без разрешения) режим осуществления охоты в рамках установленного лимита (часть 2). И предусматривает два варианта использования продукции охоты: для личного потребления и для реализации (часть 3).

Однако применяемый общинами режим традиционной охоты посредством уполномоченного охотника в силу определенных причин заинтересовал правоохранительные органа, а давший 

соответствующие разъяснения Г.К. Щукин и реализовавшие эти разъяснения уполномоченные охотники стали фигурантами уголовных дел, возбужденных по основанию незаконной охоты, совершенной группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 258 Уголовного кодекса РФ).

В дальнейшем уголовные дела в отношении охотников с их согласия были прекращены вследствие истечения срока давности уголовного преследования.

Однако, Геннадий Щукин осознавал явную историческую несправедливость (традиционная охота коренных народов таким способом велась с незапамятных времен), и поэтому в отличие от уполномоченных охотников, не согласился на прекращение своего уголовного дела, желая восстановления исторической правды и оправдания своего имени.

В итоге в 2017 году в отношении Г.К. Щукина был вынесен обвинительный приговор, который был оставлен в силе судами апелляционной и кассационной инстанции. По мнению судов, статья 19 Федерального закона «Об охоте…» предполагает, что право традиционной охоты может осуществляться лишь индивидуально каждым лицом из числа коренных малочисленных народов, и не может быть осуществлено посредством уполномоченного общиной охотника.

Надежда оставалась только на Конституционный Суд, который может оценивать закон и практику его применения на соответствие Конституции России. Однако, до этого Конституционный Суд еще не принимал к рассмотрению дела, непосредственно касающиеся прав коренных малочисленных народов. Поэтому, по словам Геннадия Щукина, после получения извещения о принятии жалобы к производству он с надеждой на правду и справедливость разнес эту весточку по всей тундре.

В состоявшемся 16 апреля 2019 года заседании Конституционного Суда РФ Г.К. Щукин рассказал о трагической истории своей семьи, как образе коренных народов Севера, подвергшихся в свое время принудительной ассимиляции. Также заявитель-долган выразил надежду на конституционную защиту, рассказав о том, что по давно сказанным словам его матери, «у русских есть бумага, которая сильно поможет… это Конституция…».

Выступление Геннадия Щукина с трибуны Конституционного Суда было пронзительным и откровенным, простым и честным. Так не принято говорить сегодня. К таким словам утратили интерес. От них стараются защититься. Повсюду приветствуется формальный подход и сложившаяся беспроблемная практика, следуя которой, будете услышаны. Но не на этот раз. Некоторые отрывки из выступления Геннадия Щукина сразу стали цитироваться:

  • Красноярский край устанавливает лимиты, квоты для коренных народов, для личного пользования, кому – сколько, на одного человека. Но есть люди, особенно, престарелыеКрасноярский край устанавливает лимиты, квоты для коренных народов, для личного пользования, кому – сколько, на одного человека. Но есть люди, особенно, престарелые, женщины, дети, инвалиды, которые ограничены в доступе к биоресурсам, так как нет у них:  ни оружия, ни всего необходимого, чтоб добыть эти ресурсы.

  • В общинах есть охотники, которые добывают пищу для всех. Так было у нас испокон веков. Мы всегда несли куски мяса или рыбы нашим старикам, женщинам, которые нуждались в пище. Иначе было бы так, как в 30-х года,. когда почти вся семья умерла от голода. Спаслась только моя мама.

  • Эти обычаи мы всегда соблюдаем. Иначе как малый народ, мы исчезнем.

  • В тундре  жаждущие наживы, не выживают, поэтому там В тундре  жаждущие наживы, не выживают, поэтому там крепость людей, родственных связей очень сильна.

  • Сам я родился в 1962 году в семье оленеводов. Помню, мне было лет семь или восемь, когда бабушка Марья нас всех собрала, чтобы ехать в поселок. Собрали всех домашних оленей. Нас, маленьких, привязали к саням, чтоб мы не выпали. Когда мы привели туда оленей, началась бойня. Домашних оленей всех зарезали.

  • Когда начали резать моих оленей, четыре важенки, которых мне подарила бабушка, я кинулся в драку, но моих отца и маму наказали за то, что воспитали плохого человека. А я сказал, что я защищал своих оленей.

  • Всех детей тогда собрали, посадили на самолет,  привезли в город. Национальную одежду при нас порвали, всех подстригли на лысо,  меня мыли каким-то жутким мылом, обливали со шланга. Дали одежду, которую мы ни разу не одевали. Но за счет подзатыльников, я все – таки надел ее.

  • Мы много раз убегали из интерната, надеясь добежать допоселка. Не знали, что до стойбища почти четыреста километров. Нас изловили, построили в линейку и сказали, что если еще раз убежим, наших родителей арестуют.

  • Наш организм имеет сильный иммунитет за счет рыбы и мяса. Без них мы будем умирать. Недавно в интернате дети просили, чтобы в их меню включали рыбу и мясо. Дети едят мясо тайком, им привозят его родители. Зимой они вывешивают мясо за форточку, вечером, когда все уходят, кушают,  чтобы поддержать силы и иммунитет традиционной пищей, и это продолжается — по сей день.

  • Мы свою продукцию сдавали предпринимателю по 60 рублей за килограмм.  А сахар он нам продавал за 120 рублей. Одна бочка бензина стоила 25 тысяч. А так как денег не было, мы ему поставляли мясо.

  • Но потом мы узнали, что есть другие предприниматели и цены. И стали отдавать мясо по 120 рублей. Это немножко укрепило бюджет. Мы мешками стали покупать продукты.Новые предприниматели давали нам в кредит снегоходы, моторные лодки.

  •  Это не понравилось предпринимателю, который давал за мясо 60 рублей. Он подал заявление в полицию. Полиция начала преследования и в 2014 году три общины были задержаны, и возбуждены уголовные дела.

  • Когда я получил письмо от судей, я эту весточку разнес по всей тундре! Вся тундра обрадовалась, что Конституционный Суд  рассмотрит нашу жалобу. А слово «рассмотрит» для нас уже, как щит от беспредела, который творится там.

  • Все народы Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера ожидают правду, что мы есть.

  • И теперь я стою здесь перед вами в уверенности, что большая часть моего пути и пути моей мамы здесь и закончится.

  • Извините за эти слезы, это слезы моей мамы, я также плакал в первой судебной инстанции, но там были холодные лица судей и прокурора, которые просто смотрели в пустоту, не на меня.

  • В городе, где Аврора дала залп новой жизни, я уверен, что вы дадите новую жизнь нашим северным народам!

Подготовивший конституционную жалобу и представлявший Г.К. Щукина в Конституционном Суде адвокат Владимир Цвиль отметил, что «элементы самобытности коренных малочисленных народов это не только защищаемый правом интерес меньшинства, но и надправовая социально-биологическая и цивилизационная ценность, выражающаяся в исторически сложившемся образе жизни отдельных групп человечества, который отражает естественное сосуществование природы и человека, позволяет адаптироваться к сложным природно-климатическим условиям, автономно и экологично обеспечивать жизнь и природопользование в этих условиях».

При этом, как указал адвокат, права коренных народов, следуя общей закрепленной в преамбуле российской Конституции идее преемственности и взаимной ответственности поколений, выполняют трансляционную функцию сохранения, передачи и развития опыта, мудрости и философии коренных народов сквозь поколения.

Кроме того, на основании международных норм и стандартов позиция заявителя основывалась на том, что одним из фундаментальных законных интересов коренных малочисленных народов является их право на традиционное природопользование, как основа традиционного образа жизни, хозяйствования и жизнеобеспечения.

В качестве основного довода адвокат Цвиль отметил, что смысл статьи 19 Федерального закона «Об охоте…», как предполагающий в силу сложившейся правоприменительной практики возможность только личной добычи охотничьих ресурсов, «лишает соответствующих гарантий тех лиц из числа 

При этом, как указал адвокат, права коренных народов, следуя общей закрепленной в преамбуле российской Конституции идее преемственности и взаимной ответственности поколений, выполняют трансляционную функцию сохранения, передачи и развития опыта, мудрости и философии коренных народов сквозь поколения.

Кроме того, на основании международных норм и стандартов позиция заявителя основывалась на том, что одним из фундаментальных законных интересов коренных малочисленных народов является их право на традиционное природопользование, как основа традиционного образа жизни, хозяйствования и жизнеобеспечения.

В качестве основного довода адвокат Цвиль отметил, что смысл статьи 19 Федерального закона «Об охоте…», как предполагающий в силу сложившейся правоприменительной практики возможность только личной добычи охотничьих ресурсов, «лишает соответствующих гарантий тех лиц из числа коренных малочисленных народов, которые по объективным причинам не могут непосредственно участвовать в процессе охоты. Во-первых, это субъекты, которые фактически не могут лично охотиться в силу физиологических причин, как правило, из-за возраста или состояния здоровья.  Во-вторых, это субъекты, которые учитывая положения Федеральных законов «Об охоте…» и «Об оружии», — юридически не имеют права охотиться по причине отсутствия статуса охотника и права приобретения, хранения и ношения оружия, что может быть обусловлено, как вышеуказанными физиологическими причинами, так и традиционным для коренных малочисленных народов разделением труда, в частности, внутрисемейным разделением труда между мужчиной и женщиной».

На основании данных и других доводов позиция заявителя состояла в нарушении примененным законом международных стандартов прав коренных народов, конституционных принципов равенства и недопустимости издания законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и 

коренных малочисленных народов, которые по объективным причинам не могут непосредственно участвовать в процессе охоты. Во-первых, это субъекты, которые фактически не могут лично охотиться в силу физиологических причин, как правило, из-за возраста или состояния здоровья.  Во-вторых, это субъекты, которые учитывая положения Федеральных законов «Об охоте…» и «Об оружии», — юридически не имеют права охотиться по причине отсутствия статуса охотника и права приобретения, хранения и ношения оружия, что может быть обусловлено, как вышеуказанными физиологическими причинами, так и традиционным для коренных малочисленных народов разделением труда, в частности, внутрисемейным разделением труда между мужчиной и женщиной».

На основании данных и других доводов позиция заявителя состояла в нарушении примененным законом международных стандартов прав коренных народов, конституционных принципов равенства и недопустимости издания законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина, блокировании возможности и обязанности взаимной детско-родительской и семейно-родовой заботы, а также других конституционных идей.

В своем Постановлении Конституционный Суд РФ указал, что следует признать ст. 19 ФЗ «Об охоте…» не противоречащей Конституции России,  так как она предполагает, что каждый член общины вне зависимости от наличия у него статуса охотника может поручить вести охоту одному из членов общины.  Выявленный конституционно-правовой смысл ст. 19 ФЗ «Об охоте…»  является общеобязательным. Дело Геннадия Щукина в контексте выявленного конституционно-правового смысла подлежит пересмотру.

В качестве первых комментариев этого решения представитель заявителя адвокат Владимир Цвиль отметил его знаковый характер, «поскольку естественные интересы коренных малочисленных народов достаточно долгое время находились в глубокой тени прав и интересов большинства». Адвокат подчеркнул, что «права коренных народов это важная часть культурного многообразия и исторического наследия человечества, поскольку это веками сложившийся способ жизнеобеспечения в суровых природно-климатических условиях. И этот пласт цивилизационного разнообразия нельзя терять, его нужно поддерживать».

Елена Ломова

Источник: https://ipheadlines.wordress.com/2019/05/28/конституционный-суд-впервые-встал-на/

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь