Валерий Тишков, академик, директор Института этнологии и антропологии РАН «Российская газета» — Федеральный выпуск №5304 (225) от 6 октября 2010 г.

Вопрос о национальности на предыдущей переписи населения был, пожалуй, сам болезненным и политизированным.

Тогда не просто шли горячие дебаты, но и происходили такие громкие акции, как письмо Патриарха президенту страны по поводу необходимости записи в переписи группы кряшен. Такая же позиция была высказана Институтом этнологии и антропологии РАН, что вызвало публичную жалобу тогдашнего президента Татарстана в адрес института за якобы попытку «расколоть татарскую нацию по религиозному признаку».

Записать себя отдельным народом требовали некоторые казачьи активисты и общественные лидеры поморского историко-культурного возрождения. Закон о поддержке коренных малочисленных народов породил целую серию требований включить те или иные малые группы в официальный перечень таких народов, который утверждается правительством РФ. В конечном итоге удалось найти компромисс в виде двойной этнической принадлежности по принципу «группа — подгруппа», что отвечает реальному наличию среди части россиян сложного этнического самосознания, но не отвергает старый подход наличия той или иной этнонации с определенным членством. Отсюда сохраняется борьба политиков, некоторых экспертов и активистов из числа этнических предпринимателей внутри одного государства и одного российского народа «не дать себя расколоть», «не позволить уменьшиться численно» и т.п. «Мы не против того, чтобы люди записывали свою национальность так или иначе, но только не за счет нашей собственной нации», — полагают энтузиасты приумножения рядов собственной группы, допуская при этом махинации в ходе опроса и подведения итогов переписи.

Материал публикуется в авторской редакции. Читать версию статьи из номера

Но неизбежно движение идет в сторону признания права за россиянами указывать множественную этническую идентичность. Это актуально для многочисленных потомков смешанных браков или для людей, интегрированных в культуру другого народа, но которые желают сохранять также «первичную» идентичность.

Что главное в переписном вопросе о национальности?

Главное — провести опрос как можно с более полным охватом населения, корректно, без прямого и косвенного давления и тем более без ажиотажного нагнетания страхов по поводу неких столичных или иных козней против той или иной национальности. Самое плохое — это откровенные приписки населения как в целом по населенным пунктам и регионам, так и по отдельным национальностям.

Важно обуздать политические амбиции и этноцентризм. Последний наиболее скандален, ибо он не может никак быть реализован, кроме как за счет представителей другой национальности и в ущерб российскому народу в целом. Что может быть более сомнительным, как лозунги «запишись башкиром!» (значит не татарином), «запишись татарином» (значит не кряшеном), «запишись аварцем!» (значит не андийцем) и т.д.

Итоги переписи 2002 года показали не только приписки к численности некоторых национальностей, но и к численности населения городов и целых регионов. В то же время большое число жителей страны не было охвачено переписью. Это особенно касается крупных городов, от чего страдает численность более урбанизированных национальностей (русских, евреев, армян, украинцев и других), а также многочисленных иммигрантов. Большинство последних находятся в России на временной основе, но перепись учитывает не только граждан, а все «наличное» (постоянное и временное) население страны. По нашим оценкам, общая численность населения страны, как и во время прошлой переписи, может оказаться на 2-3 миллиона больше, чем об этом говорит текущая статистика.

Кто в списке?

История составления списков этнических групп (народов или национальностей) имеет давнюю историю и восходит к деятельности Комиссии по изучению племенного состава населения России (КИПС) в 1920-е годы, одной из задач которой было определить, какие группы и под каким названием проживают на территории страны. Перед переписью 1959 года Институт этнографии АН СССР составил «Список народов СССР», который наряду с основными (наиболее признанными) наименованиями перечислял возможные варианты ответов в ходе опроса. Эта практика сохранялась в советских переписях 1970, 1979 и 1989 годов.

Однако проблема оказалась сложнее, как и сама действительность. Во-первых, бесспорным остается факт сложной и подвижной природы этнического (национального) самосознания. Кроме того, люди по-разному понимают и отвечают на вопрос о национальной принадлежности. Наши жители довольно часто называют не только варианты или на родном, или на русском языке (например, саха и якуты), но и могут самоназваться местно-региональными, простонародными или кланово-родственными наименованиями, а также по принадлежности к местным этнографическим группам. Некоторые предпочитают самоназвания в их конфессиональном варианте (духоборцы, староверы и т.д.). Есть много случаев самоназваний по диалектно-языковым группам в рамках одной этнической общности. Наконец, есть динамика смены самоназваний под воздействием политических или внешних факторов (самые последние переназвания: саамы вместо лопарей, иннуиты вместо эскимосов).

В ходе переписей 1989 и 2002 годов некоторые неточности и политизированные моменты были устранены. В итоге была восстановлена справедливость статусного признания в качестве отдельной этнической общности ряда групп, что привело к изменению как состава, так и числа российских национальностей. По переписи 1989 года в СССР было 128 «наций и народов». По переписи 2002 года только в России зафиксированы 142 «основных» этнических наименования и 40 входящих в них подгрупп.

Всего перепись 2002 года выделила 68 новых этнических категорий. В то же время несколько названий ушли из списка в категорию «другие» по причинам изменившейся этнодемографической ситуации после распада СССР и эмиграции представителей некоторых групп из России. Например, албанцы. Учитывая изменение международной ситуации, факт образования новых государств после распада Югославии, а также историко-культурные связи, нами предложено в переписи 2010 года в случае достаточного числа ответов (несколько сот) включить хорватов, а также сербов, черногорцев, словенцев и боснийцев в перечень российских национальностей. Если численность какой-либо из этих групп окажется малой, следует рассмотреть вопрос перевода этой группы в категорию «другие национальности». Похожая ситуация со шведами: они учитывались в 1926 году, а в 2002 году включены в «другие» (296 человек). Этот подход можно оставить и для 2010 года.

Задача составить окончательный список действительно сложна. Например, случай с Дагестаном, где проживает более 30 разных народов и сохраняются даже так называемые «одноаульные» языки. Избегая возможной политической дестабилизации, правительство Дагестана в переписи 2002 года потребовало представить «неофициальные» (то есть те, которым не отведены места в Государственном совете республики) малочисленные народы республики в качестве подгрупп и приплюсовать их к общей численности аварцев и даргинцев. Рабочая комиссия по подготовке материалов переписи к публикации приняла решение пойти навстречу требованию Дагестана. Это вызвало сокращение названий первого уровня и увеличило количество названий второго уровня. По сходным причинам в переписи 2002 года нет статистически «независимых» категорий «кряшены» и «сибирские татары». Они указаны как подгруппы татар.

В тех случаях, когда заметного политического давления из республик не было, новые этнические категории «появлялись» безболезненно. Речь идет, к примеру, о бесермянах численностью 3,2 тысячи человек. Против их «статистической независимости» не выступали власти Удмуртии. То же — в отношении кумандинцев, теленгитов, телеутов и других, учтенных независимо от алтайцев. Переписью выделены отдельно от адыгейцев шапсуги, от украинцев — русины, от тувинцев — сойоты.

Что делать с «новыми народами»?

В нашей стране сохраняются существенные этнические различия и компактное расселение целого ряда российских национальностей. Сохраняются языковые, религиозные и даже фенотипические особенности, не говоря уже о чертах традиционной культуры в материальной и духовной сферах. Но перепись фиксирует только ответы на вопрос о национальности, и существует как бы два списка или перечня: один — это все возможные ответы жителей, которым присваивается код для машинного подсчета, и второй — это перечень категорий населения по национальностям.

Встает вопрос: добавлять в публикуемый перечень российских национальностей несколько уже довольно многочисленных выходцев из африканских и латиноамериканских стран и есть ли смысл сохранять в «списке народов» выходцев из европейских стран? Напоминаю, цель построения списка возможных ответов для ВПН-2010 была двоякая: охранение сопоставимости данных с ВПН-2002; расширение списка для минимизирования количества ответов населения, не учтенных при машинном обсчете в ВПН-2002 или учтенных в обобщенной категории «другие». Никаких других, а тем более скрытых ассимиляционных или предпочтительных по отношению к определенным национальностям мотивов за этим переписным механизмом не существует. Заявляю об этом с полной ответственностью ученого и гражданина.

Из каких источников формировался список возможных ответов для переписи 2010 года, кроме ответов предыдущей переписи? В этой кропотливой работе были использованы также данные мониторинга этнокультурной и миграционной ситуации в стране, результаты полевых исследований и общее знание истории и тенденций этнического развития. Были дополнены все возможные варианты названий национальностей, какие прежде всего используются населением и с большой вероятностью могут быть названы во время переписи.

В список для ВПН-2010 введена новая группировка — британцы, тогда как ранее были учтены только лишь англичане. Как известно, выходцы из Великобритании наиболее часто определяют себя British. Наименование «англичане» сохранилось в списке, но перемещено в разряд прочих вариантов ответов наряду с шотландцами, уэльсцами, валлийцами. Но вот остается нерешенным вопрос: если оставляем в категории «другие» нигерийцев (которых в России теперь не меньше, чем британцев), тогда почему британцы остаются «народом России»? В Соединенном королевстве сейчас проживают не сотни, а десятки тысяч русских (или россиян), но народом Великобритании они не считаются. Они иммигранты разных поколений, а если имеют британский паспорт, тогда они британцы.

Не было в предыдущей переписи категории израильтяне. Теперь такой вариант ответа предусмотрен. Очевидно, что перепись населения должна идти в ногу со временем и быть способной учитывать новейшие этнодемографические тенденции. Многие российские евреи и неевреи, эмигрировавшие в Израиль, стали по гражданскому своему состоянию и по самосознанию израильтянами, но сохранили советско-российскую идентичность и лояльность русскоязычной культуре и России в целом. Они живут в России значительную часть времени, ведут здесь бизнес, сохраняют собственность, то есть как бы живут на два дома и имеют сложную идентичность. Такой ситуации не было в советское время, когда эмиграция означала жесткий разрыв, фактическое изгнание из страны. Сейчас это довольно многочисленная категория населения, которая может быть включена в список российских национальностей помимо трех-четырех групп российских евреев. Однако вопрос их группировки возможен для обсуждения при подведении итогов опроса.

По заданию Росстата Институт этнологии изучил все варианты ответов из категории «другие» в переписи 2002 года, и поэтому список возможных ответов для ВПН-2010 был существенно дополнен. Однако, на наш взгляд, ни одна из этих категорий не должна быть в итоговом списке как самостоятельная и тем самым представляться как «народ России» или «российская национальность». Включение африканских, азиатских и латиноамериканских групп может сделать общее число «народов» более 200, и в этом нет особой нужды. Мне представляется, что лучше сократить итоговый список за счет граждан европейских стран или россиян западноевропейского происхождения (кроме российских греков, немцев и некоторых «давних» северных европейцев), переместив их в категорию «другие национальности».

Это же касается японцев, но не китайцев и корейцев. Среди последних много исторических жителей страны, особенно на Дальнем Востоке. Требует вдумчивого подхода вопрос о выходцах из восточноевропейских стран. Поляки, чехи, болгары живут в России давно (со времен польского восстания 1863 года и чешского корпуса времен гражданской войны). Есть компактные поселения на Юге России, в Сибири. На наш взгляд, эти жители составляют российские национальности. Но ситуация меняется. Нужно смотреть итоги опроса 2010 г. и учитывать меняющуюся численность в связи с миграциями и сменой самосознания. Если, скажем, чехов останется в России несколько десятков, тогда предпочтительнее перевод этих ответов в категорию «другие».

По итогам консультаций с руководством Республики Алтай предложено в отношении алтайцев использовать принцип «группа — подгруппа», как это было сделано в отношении части дагестанских народов. В последние годы в этом регионе оформили свой статус коренные малочисленные народы и были включены в утверждаемый правительством РФ список четыре группы: кумандинцы, тубалары, теленгиты, челканцы. Три последние группы живут в Республике Алтай, и именно они будут указаны как подгруппы алтайцев. Кумандинцы живут главным образом за пределами республики, и вопрос об их соподчиненности не ставится.

В списке возможных ответов для ВПН-2010 появились категории, связанные с общественно-политическими инициативами. Таково, например, стремление некоторых жителей Поволжья причислять себя к булгарам. В ВПН-2010 такая категория будет учтена. Однако, по моему мнению, выделение булгар будет неоправданной уступкой так называемым булгаристам — сугубо академическому течению в гуманитарном знании, полагающему, что булгары никогда не были татарами и сохранились до сих пор как отдельная общность. Этнографические данные не дают для этого оснований.

Группировка «русские» дополнилась многочисленными местными вариантами названий, такими как чалдоны, гураны, кударинские, тудовляне, ягуны, чунари и другие. Большая часть этих наименований получена по данным ВПН-2002 из категории «другие национальности», и в случае их повторного появления в 2010 году эти ответы будут приплюсованы к общей категории «русские». По казакам и поморам сохраняется подход предыдущей переписи: они будут указаны в итоговом списке вместе с численностью, но в составе русских. Таково желание подавляющего большинства граждан с данной идентичностью не терять свою «базовую» русскую принадлежность, хотя мы знаем, что есть казаки украинского, калмыцкого, бурятского и другого происхождения. Однако в России процесс «казаческого возрождения» охватил в основном жителей русского происхождения.

Об учете ответов и об ответственности

В целом мы ожидаем более качественного и спокойного проведения переписи 2010 года без политического ажиотажа и манипулирования этническим фактором. Но хотелось бы высказать предостережение тем, кто думает, что можно нарисовать любые данные. Существуют проверочные процедуры и существуют этнодемографические тенденции, которые рано или поздно обнаруживают фальсификации переписей. От этого страдают все — население, политика, наука.

Наконец, самый фундаментальный вопрос: как, не отторгая формулу «дружбы народов», переходить к более надежной для государствостроительства формуле «дружного народа», в том числе с использованием такого важного инструмента, как перепись населения, которая наиболее очевидным и легитимным способом именно «создает народ» для государства. Некоторые домашние специалисты и зарубежные эксперты критикуют систему итогового списка, которая якобы искажает подлинный этнический состав населения и даже занижает количество этносов в стране, что это есть проявление научно-политической инженерии, а не истинная картина российской «многонациональности». Есть заявления в связи с изменениями, которые происходят от переписи к переписи, особенно по части «дробления народов» на мелкие части.

Действительно, что можно противопоставить действующей практике, которая, возможно, не является идеальной? Существует вариант, который еще в переписи 2000 года применили эстонцы вслед за австралийцами и некоторыми другими странами. Итоги эстонской переписи по этническому составу опубликованы целиком, вплоть до единственного ацтека (явный случай игрового самообозначения), и общее число наименований составило 142 на население, которое меньше одного округа Москвы! Зато никому теперь не приходит в голову считать, «сколько народов живет в Эстонии».

Однако для Российской Федерации такой подход неприемлем, по крайней мере на нынешнем этапе развития государства, прежде всего по причине его конституционного устройства, существующего состава населения и господствующих в сознании и в общественно-политической практике двузначного (гражданского и этнического) использования понятий «нация» и «национальное». Все-таки мы считаем, что можно и нужно выделять в России в составе многоэтничного российского народа, который существует много веков, составляющие его этнические общности, начиная с самой крупной и референтной по своей культуре — русского народа. Помимо русских около 40 самых крупных нерусских народов уже более 80 лет имеют внутренний административно-государственный статус в форме республик. Более 40 народов имеют статус коренных малочисленных народов, и все они защищены национальным и международным законодательствами с точки зрения некоторых особых прав в сфере традиционного природопользования, поддержания и развития культуры. Наконец, есть крупные и небольшие по численности дисперсно расселенные народы (от украинцев до ассирийцев), которые веками живут в России, имеют свои национально-культурные автономии и, самое главное, считающие себя россиянами, а не заезжими коммерсантами или временными трудящимися мигрантами. То, что делают все эти годы академическая этнология и статистические органы, все-таки более всего соответствует отечественной практике, хотя, конечно, нуждается в совершенствовании.

Слабые места и ловушки переписи

Необходим более тщательный учет численности и расселения коренных малочисленных народов Севера (КМНС), для которых российские законы предусматривают особую поддержку. До сих пор устаревшая практика статистического учета, применявшаяся еще в советский период, фокусируется на аборигенах, проживающих только в сельской местности. Там же привычным образом более тщательно проводят и перепись. На самом же деле КМНС расселены гораздо шире, что связано с миграцией, распространением городского образа жизни. Если, например, известно, что малочисленные нивхи традиционно проживают на Сахалине и в приближенной к нему части Хабаровского края, то следует ожидать, что именно там численность нивхов будет учтена наиболее корректно. Но нет уверенности, что в соседних субъектах Федерации — Еврейской автономной области, в Приморье — подсчеты будут адекватными, ведь там наименование «нивх» непривычно, и, следовательно, возможны ошибки при внесении в переписной лист. Аналогичным образом на Камчатке не знают нанайцев (живут в основном в Хабаровском крае), в Томской области не знают о тофаларах (в основном в Иркутской области), в Тюмени — о селькупах (в основном — в Ямало-Ненецком автономном округе и Томской области) и т.д. Было бы уместно, если Росстат разошлет в отдельные регионы уведомления, чтобы улучшить осведомленность переписчиков. Подобным образом следовало бы информировать переписчиков о таких редких наименованиях, как «водь», тем более что данная группа только недавно наделена статусом коренного малочисленного народа.

Как считают специалисты, наименование «бесермяне» распространено в Удмуртии гораздо шире, нежели учтено в прошлой переписи. Представители бесермян есть и за пределами республики — в Кировской области. В Челябинской области, где такое этническое наименование непривычно, на переписном бланке писали его с ошибкой, и впоследствии такие записи не были учтены переписью. Судя по прошлой переписи, ошибочность записей на переписном листе не такое уж редкое явление. Именно таким образом в Дагестане, по данным той переписи, появились индийцы…

Особая проблема — корректный статистический учет малочисленных этнических групп в Дагестане. В прошлой переписи в этой республике практически «не оказалось» ботлихцев (хотя есть целый район с таким названием!), годоберинцев, чамалалов и других — они как бы растворились в более многочисленных национальностях Дагестана. Но тогда почему такого «растворения» не произошло за пределами республики? Благодаря той же переписи известно, что ботлихцы живут в Москве, в Ростовской области, в Нижнем Новгороде и Челябинске, а вот в Дагестане — ни одного.

Для России очень важно не утерять сведения о мигрантах. В этой связи «провалы» статистики могут быть компенсированы за счет улучшения качества подсчетов диаспор, характеризующихся существенным языковым барьером. Это не только выходцы из республик бывшего СССР — таджики, киргизы, узбеки, но также китайцы и вьетнамцы. Прошлая перепись не смогла учесть в должной мере китайцев и вьетнамцев из-за трудностей языкового общения и своеобразной «закрытости» этих сообществ, нежелании их идти на контакты.

Существует проблема корректности учета цыган, особенно там, где цыган много, что характерно для Юга России — Астрахани, Волгограда, Ставрополя. Также цыгане многочисленны в сибирских городах, в Поволжье. Очевидно, что социальные и культурные программы для этой части населения государству было бы легче реализовать, если будут более достоверные сведения о численности и расселении.

В нынешнюю перепись вновь, как и в 2002 году, поднимается ажиотаж вокруг татар и башкир. Общественники и политики яростно спорят, как записывать при переписи национальность в районах этнического смешения — это некоторые районы Башкортостана и Пермской области. Для процедуры самой переписи механизм учета совершенно понятен: на переписном листе должно значиться именно то, как человек о себе заявляет. Но чтобы накал страстей был снижен, чтобы не муссировался вопрос о приписках и фальсификациях, необходимы определенные мероприятия со стороны федеральной структуры Росстата по контролю качества переписывания в «проблемных» районах.

Источник: Сайт http://www.rg.ru/2010/10/05/perepis-poln.html

Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ