В преддверии  IХ Съезда  Ассоциации шорского народа.                             

Bалерий Владимирович Топаков проживает в г. Междуреченске,  является представителем самого многочисленного шорского рода Челей. Имеет высшее образование.  Работает зубным техником, известный спортсмен, в свободное от основной работы время много сил отдает тренерской работе, занимается с подростками боксом, подготовил немало хороших спортсменов.

Валерий Топаков примерный семьянин, воспитал достойных двух сыновей, ведет здоровый образ жизни, знает и почитает шорские традиции и обычаи, обладает качествами, присущими представителям шорского народа – уважение и почитание старших, доброжелательность, порядочность, честность, скромность, чуткое отношение к людям, любовь к родной земле.  О таких как он, в народе говорят: «Умеет держать свое слово».

  Валерий Топаков пользуется заслуженным уважением и авторитетом у своих земляков и  среди шорского народа, является  хорошим примером для молодежи.

Валерий Владимирович - активный участник шорского движения, болеющий душой за судьбу своего народа и особенно молодого поколения шорцев.  На его счету много конкретных дел и инициатив.

Так,  в 1986 году создал в Междуреченске первый шорский фольклорный ансамбль «Ойун» и был его первым руководителем, заложил фундамент традиций, которые до сих пор сохраняются и приумножаются в ансамбле. В 1996 году создал команду спортсменов — для участия в Спартакиаде коренных малочисленных народов Кузбасса и 5 лет был ее капитаном. С 1998 по 2001 годы был председателем общества «Алтын Шор».

 В.В. Топаков был в числе инициаторов и организаторов проведения  шорского народного праздника «Чыл-Пажи» (Новый год), который в  Междуреченске был проведен впервые в 2003году при участии гостей и сородичей, прибывших  из республики Бурятия и Хакасии. 

Вот что пишет Валерий Топаков в книжке Золотая Шория, посвященной 20-летию Междуреченского общества коренного населения «Алтын шор» (Междуреченск, 2010год).

В шорское движение меня привлек мой родственник, ныне покойный, Николай Кискоров из Шерегеша. В 1985 году, когда я учился в Кемерове, он приезжал на сессии и жил у меня в общежитии. Он учился на спортфаке. Он говорил мне: «В Таштаголе началось шорское движение, давай приезжай на собрания». И я из Кемерово ездил в Таштагол на собрания и конференции. На конференции приезжали представители из Хакасии и Алтая.

Тогда я был знаком с ученым Кимеевым Валерием, который активно поддерживал идею возрождения шорской культуры. С ним я встречался у него на квартире и делился мыслями о возрождении нашего народа.......   Идею возрождения я считал правильной и решил внести свой вклад в возрождение. Так появилась идея создания ансамбля.

А у нас  в городе тогда было затишье. Активными были в Таштаголе и Новокузнецке. Я знаю, что некоторые из Новокузнецка уехали в деревни агитировать молодежь участвовать в возрождении.

Ансамбль «Ойун» появился не вдруг и не сразу. Этому — предшествовали события, которые знают немногие из нас. Вспоминая историю своего народа, когда в 1939 году ликвидировали Горно-Шорский национальный район, созданный в 1926 году Декретом ВЦИК, я сознавал, что самые смелые, лучшие умы шорского народа, уехав в столицу СССР, не вернулись оттуда. Исчезли навсегда. Они хотели восстановить Горно-Шорский национальный район. Прошли десятилетия пока к власти не пришел Горбачев М.С. и не появились такие слова, как гласность, демократия, свобода слова.

Первыми энтузиастами по возрождению своего языка и культуры были представители из Таштагола и поселка Шерегеш. Я, как непосредственный участник собраний, конференций, помню, с каким энтузиазмом обсуждались различные варианты и способы возрождения шорского народа. По легенде, которую рассказывали старики, чтобы возродить свой народ, надо принести жертву на священной горе Мустаг и пройти через каменную арку, которая очищает от всех грехов.

В середине лета 1985 года, когда был Ольгудек-Пайрам, я, Кискоров Витя и Кискоров Аркадий на себе подняли барана для жертвоприношения на гору Мустаг. Тогда на Мустаге было много народа празднично одетых и одетых как обыкновенные таежники. После жертвоприношения проводились спортивные состязания, жгли костры, ставили палатки для ночлега.

Все эти события повлияли на меня и у меня появилась идея попробовать создать фольклорную группу в Междуреченске. Первые пробные репетиции прошли в апреле 1986 года в Чебалсу в доме моей тещи Кискоровой Т.П... Первыми участниками были Валя и Виктор Кискоровы, Клара Кискорова, две Ольги Топаковы, одна из Парушки, другая из Челея. Девчонки знали шорские частушки, я неплохо играл на гармошке, и мы стали репетировать. В группу я приглашал только тех, кто хорошо знал шорский язык, чтобы пели чисто по-шорски. Первое выступление было в доме у Клары Кискоровой перед домашними, которые стали нашими первыми зрителями. Все одобрили наше выступление. Мы тогда летом репетировали еще в городе у Чудояковой Лены. Группа стала набираться дальше. Пришли Люся Кискорова, Света Кискорова. Основной коллектив был создан и мы с Кларой Кискоровой пошли к председателю комитета культуры Н.И. Жванко. Она нас поддержала, выделила нам помещение и уже осенью мы начали собираться в ДК шахты имени Ленина. Группа росла и уже было 20 человек из Камешков, Косого Порога, Карая, Сыркашей. Собирали фольклор, песни по деревням и разучивали их.

Два раза я ездил в Таштагол посмотреть на шорские вечера, чтобы знать, как надо проводить их. И мы тоже начали проводить вечера. Они были удачные, получились даже лучше, чем в Таштаголе, и к нам приезжало столько народа, что в зал не вмещались все желающие. Костюмов у нас своих не было, нам подобрали их в ДК из имевшихся у них. В 1987 году я решил уйти из ансамбля, так как занимался спортом — боксом, мне надо было участвовать в соревнованиях, готовиться, а ансамбль отнимал много времени. Тогда мы узнали, что в городе есть человек с музыкальным образованием Елена Сунчугашева и пригласили ее участвовать к себе в группу, а затем предложили стать руководителем ансамбля. Она согласилась, и я сразу ушел.

В 1995 году в город приехал Николай Макарович Челбогашев из Таштагола и рассказал мне о своей идее проводить в области национальные спортивные праздники. «Я езжу сейчас по городам и смотрю реально это или нет, сказал он. — Сумеешь организовать в Междуреченске команду?» Мы с ним обговорили, по каким видам спорта можно проводить соревнования. После он поехал по другим городам и его везде поддержали. Он быстро разработал программу и положение. Летом мы с ним встречались, а зимой этого же года уже прошла 1-ая Спартакиада коренных малочисленных народов Кузбасса. Я собрал команду из спортсменов, было 13-15 человек.

Там были Виктор Кискоров, Николай Топаков, из Ортона было много людей. Надо было набрать 30 человек, а мы набрали половину только и то нам сказали в спорткомитете, что денег нет и дали только на проезд, на питание и проживание не дали. Вообще, сколько я был капитаном и руководителем команды, давали только на проезд. На питание и проживание я сам находил деньги. Сам находил автобусы для поездок. На 1-ой спартакиаде мы выступили хорошо — заняли 3-е командное место, хотя в отдельных видах были первыми. Мы всегда занимали призовые места на Спартакиадах. Каждый участник соревновался в нескольких видах, так как в команде не хватало людей. Я сам участвовал в эстафете, кроссе, плавании.

В 1998 году мы ездили в Горно-Алтайск на 3-ий Фестиваль Сибири и Дальнего Востока по национальным видам спорта. В команду из нашей области входило 16 шорцев и 11 телеутов. Из Междуреченска ездило 5 человек. Успешно выступил Роман Сыркашев, он завоевал три призовых места. Мой воспитанник Саша Топаков занял 1-ое место на чемпионате России среди коренных малочисленных народов по боксу, который проходил в 1995 году в Нижневартовске.

Среди коренных народов мира давно проводится олимпиада по национальным видам спорта, но в России почему-то не проводится. У меня была мысль попробовать проводить соревнования по национальным видам спорта в Сибири. Если бы у меня был какой-нибудь пост в спорткомитете, я готов был поездить по Сибири с этим предложением, Эту мысль я высказывал президенту АШН М.П. Тунекову, но поддержки не получил.

А вскоре — в 2001 году я ушел из движения. Я собрал команду и сказал, что у меня не хватает времени, так как работаю в поликлинике, на тренерской работе и еще председателем общества, надо выбрать нового капитана. Капитаном команды стал Виталий Филимонов.

Через 10 лет после ухода из ансамбля я организовал КВН между ансамблем «Ойун» и новой группой, которую я набрал. Там были Коля Топаков, Витя Кискоров, Люся Кискорова, Света Кискорова, которые знали шорский язык. Я нашел спонсоров, купил призы. На этом конкурсе наша группа выиграла.

В 1998 году я стал председателем общества «Алтын Шор».

А получилось это так. До этого я был капитаном спортивной команды, но в совет общества не входил. Я встретился случайно с Любой Чульжановой. Она сказала: «Саша Арбачаков хочет уйти с поста председателя, не хочешь быть председателем?» Я ответил, что не хочу, на что она сказала: «Ты подумай, потом еще поговорим». Потом мы еще раз встретились и поговорили, она сказала: «Ты только попробуй, а мы будем тебе помогать», и я для себя решил, что, в принципе, можно попробовать. И в итоге получилось, что три года проработал председателем общества и не жалею об этом. Я узнал для себя много нового. Узнал про шорское движение в городе, как работает общество внутри, как все делается, как можно работать с администрацией, как она помогает и что делает. Пришлось писать разные бумаги. Узнал отношение городской и областной администраций, отношение самих коренных жителей. Считаю, что самую главную задачу, которую общество выполнило — это то, что в бюджет города стали закладывать деньги на поддержку коренного населения. Раньше этого не было. Александр Арбачаков писал раньше программу. Но ее не смогли продвинуть, потому что она была большая и ее не принимали. А мы ее уменьшили, чтобы реально могли профинансировать, а дальше Камзычакова Ю.М. могла продвигать ее. По этому вопросу работали с замеслителем главы города Хуторным А.В., депутатами. Потом программу ежегодно финансировали на процентов 70.

Раз в месяц мы собирались на советы общества, сами предлагали и проводили мероприятия. Раз в году было отчетно-выборное собрание. Люди обращались ко мне с разными вопросами. Татьяна Сасканакова и Сергей Кирсанов были ответственные за работу с молодежью, которой тогда было много и она была очень активной.

В апреле 2000 года три представителя шорского народа из Междуреченска: Любовь Чульжанова, Николай Топаков и я были по приглашению на 8-ом съезде хакасского народа в Абакане. Было очень интересно познакомиться с хакасскими общественными деятелями, узнать, чем они занимаются. После съезда был банкет, на котором я познакомился с учеными-шорцами, которые после войны уехали в Хакасию, так как считали, что там они большего добьются, чем здесь. Один был Майтаков из Сыркашей.