Архив НГОО «Шория».  Газета «Кузнецкий рабочий», 8 ноября 1989г

16 тысяч человек—такова, если верить энциклопедии, числен­ность шорцев. Но на родине их меньше, гораздо меньше. Часть шорцев, как цыгане, кочует по свету...

Шорцы потеряли письменность, в 1943 году закрыли на­циональные школы, шорцев стали учить в русских школах. Процесс считался закономерным, слияние народов «в еди­ную семью» приветствовалось.

Недавние события в стране показали, что до «единой семьи», по сути, далеко. Можно по-разному толковать этот феномен. Но, наверно, нельзя создать единое государ­ство без доброй воли не просто народа, нет, каждого че­ловека этого народа.

Как сообщала наша газета, в Новокузнецком пединсти­туте набрана группа студентов, которые за  пять лет учебы на факультете русского языка и литературы получат до­полни-тельную специальность: учитель шорского языка и ли­тературы. Получил права гражданства научно-методический центр по проблемам изучения шорского языка и литера­туры, который будет существовать при кафедре шорского язы­ка и литературы (ее статус должен в ноябре утвердить ученый совет института).

Корреспондент газеты встретился с руководителем центра, доцентом кафедры литературы Новокузнецкого пединститу­та А. И. ЧУДОЯКОВЫМ.

Андрей Ильич, как известно, некоторые шорцы не говорят на родном языке, даже — крайность!— не понимают его, как ни печально, стыдятся своей национальности, в паспорте пишутся русскими... Вашего поколения эти поветрия, вероятно, не коснулись!

—         Элементы  распада  национального самосознания,  тотальная    индустриализация    пришли в    наш    край    в    послевоенное время.  Я родился в  1927 году, жил   в   шорской   деревне.   Национальные традиции были сильны   в   то   время.   Я,   например, учился   в   национальной   школе.

—         Каким был   ваш   путь   в науку!

—         Я     закончил     Казанский университет,    аспирантуру    при Институте   мировой  литературы им.   М.  Горького,   защитил  кандидатскую диссертацию по шорскому     героическому     эпосу, приехал  в   Новокузнецкий  пединститут   по  путевке   Министерства  просвещения  СССР.  Читая студентам   курсы   истории   русской   литературы,   теории   литературы, не прекращал заниматься  шорским   народным  эпосом, регулярно   собирал    и    записывал   произведения   устного   народного творчества. Язык, обычаи, многовековую устную литературу шорцев надо сохранить. Как это сделать? Через обучение, воспитание на родном языке в детских садах, школах и, конечно, дома. Кому же, как не Новокузнецкому  пединституту, который готовит учителей для Кузбасса, в том числе для Горной Шории, заняться этим?

Что уже сделано учеными вашего центра, каковы ваши научные связи, ваши планы!

— Прежде чем ответить, внесу ясность в вопрос о "шорской письменности. Шорский язык не был бесписьменным. Еще в VII веке на территории Южной Сибири, в том числе в Горной Шории, существовала письменность. Свидетельства тому — каменные глыбы с высеченными на них письменами — исследователи находили еще в прошлом веке. Есть и косвенные свидетельства, что тюрки Южной Сибири, в том числе некоторые племена, вошедшие в состав шорского народа, имели письменность. В шорском эпосе герои читают послания богов-небожителей, многие богатыри грамотны. В языке сохранились слова, обозначающие понятия письменной культуры: пас — писать, кыр — читать, кат кыр — читай бумагу, а без реально существующего явления Понятие не возникает,    в    языке    не    отража­ется.

В прошлом веке Алтае-Саянская духовная миссия сде­лала попытку возродить пись­менный язык шорцев, был издан букварь, учебные и художественные книги на шорском языке, существовали наци­ональные школы. После рево­люции просветительская де­ятельность получила новый импульс, особенно в период существования Горно-Шорского национального района (1926— 1939 гг.). Потом наступила темная полоса в нашей наци­ональной истории. Прекратились академические издания шор­ского фольклора.

Изучение    языка,    фольклора — велось отдельными энтузиаста­ми. В 20—30-е годы научной работой по изучению шорской культуры занимались ленин­градские ученые Н. П. Дыренкова, Л. П. Потапов. В послед­ние десятилетия заинтересо­вались шорской культурой в Омске — Г. М. Патрушева, в Кемерове — антрополог Л. А. Битадзе, в Прокопьевском рай­оне — В. М. Шабалин.

     Четверть века плодотвор­но занимался изучением шор­ского языка и подготовкой специалистов по шорской филологии заведующий кафед­рой иностранных языков Но­вокузнецкого пединститута Э. Ф. Чиспияков. Э. Ф. Чиспияков был филологом крупного масштаба, энциклопедических знаний. Он умер в прошлом году, и его смерть для нас не­восполнимая потеря, потеря для начинающегося становления и возрождения национальной культуры. Благодаря его науч­ной деятельности мы имеем сейчас орфографию шорско­го языка. И вот недавно, нас известили, что Институт языкознания АН СССР одобрил ее.

Э. Ф. Чиспияков вел большую работу по составлению шорско-русского академического слова¬ря. Работа эта осталась незаконченной, но я надеюсь, что второй автор словаря (он из Улан-Удэ) доведет дело до конца. Немалую роль сыграли в создании научно-методического центра  ректор НГПИ   В. К. Копеин  и  заместитель председателя  облисполкома   Г. В. Корницкий.      

В Кузбасском политехническом институте работает кандидат филологических наук Н. Н. Курпешко, ученица Э. Ф. Чиспиякова. Она закончила рукопись шорского букваря, она же напишет учебник шорского языка для 2-го класса.

В нашем методическом центре приступили к научно-методической работе дипломированные специалисты, кандидаты наук, это Ф. Г. Чиспиякова, жена Э. Ф. Чиспиякова, И. В. Шенцова, заведующая кафедрой английского языка Н. В. Шавлова и заведующая кафедрой иностранных языков О. В. Есипова, а также выпускники нашего института Н. Н. Ошкачаков и В. М. Телякова.

Мы ведем работу в разных направлениях: пишем учебники шорского языка для учащихся школ и для студентов по разделам языкознания, чтобы потом свести эти разделы воедино, создать монографические учебные пособия, я пишу учебное пособие по изучению шорского фольклора для студентов. Уже выполнена часть работы по составлению русско-шорского разговорника, его автор новокузнечанин М. П. Амзоров, который написал учебник шорского языка для 4-го класса, изданный в 30-е годы; есть топонимический словарь.

С деканом факультета русского языка и литературы С. И. Иванищевым мы составляем русско-шорский тематический словарик. Есть   у   нас   связи   с   Сибирским   отделением   АН   СССР   в Новосибирске,      где     работает известный     тюрколог,     доктор филологических   наук, профессор   Е.   И.   Убрятова,   с  Институтом  языкознания АН  Казахской ССР.   В   этих   научных центрах мы    всегда    можем     получить квалифицированную      помощь, там стажируются наши молодые специалисты. К примеру, недавно   Н.   Н.   Ошкачаков   и   В.   М. Телякова   ездили   в   Новосибирский Академгородок на научную конференцию.

Оживилась в последние годы издательская деятельность.  Например,   в   Кемеровском   издательстве вышла книга этнографа В.    М.    Кемиева   «Шорцы:    кто они?»,   выходит   книга  шорских легенд     и     преданий     «Девять бубнов шамана», которая составлена  мной,   Сибирское  отделение  АН  СССР,   издавая -60-томный  труд   по  фольклору   народов   Сибири,   Севера,   Дальнего Востока,    один    том    посвятило шорцам    —    над    ним    сейчас завершается работа. Планируем издать на шорском языке легенды,    предания,    песни   шорцев;

если    удастся    найти    издателя, выпустим  в свет  сказания.  Есть надежда,   что   возникнет   шорская     художественная     литература.

—         А как идут дела в набранной вами группе студентов!

—         Программа учебных  заняий   в   группе   отличается   пока одной      особенностью:      че тыре    часа   в    неделю    студентам преподают шорский разговорный     язык.     Ведет     занятия Н. Н.   Ошкачаков.    Во   втором семестре   добавятся    диалектология    и    шорский    фольклор, постепенно    будем    вводить    в учебный    курс    теорию    языка.

Я думаю, что набирать группу студентов  — первокурсников с дополнительной специальностью «Шорский язык и литература» мы будем несколько лет подряд. А там посмотрим, каков результат.

Спешить в деле подготовки учителей нельзя. Открывать шорские национальные школы, считаю, будет возможно тогда и только тогда, когда будут квалифицированные специалисты.

Кроме практических целей — подготовки учителей для шорских школ, а также изучения шорского языка и литературы, мы имеем и далеко идущую цель: возродить культуру народа, открыть перед ним перспективу.

            Записала Т. ГОЛОВКОВА