О мысковском поэте Николае Егоровиче Бельчегешеве мне писать легко и одновременно сложно. Легко, потому что я хорошо знал его при жизни, он был частым гостем в нашей редакции, приносил интересные материалы, да всё о возрождении шорской культуры, о защите природы. Я бывал у него дома и на даче в Малой Чувашке, словом, знал его хорошо.

  Сложно, потому что творчество Николая Бельчегешева можно оценить, только зная шорский язык, а я шорским языком не владею. И если говорить откровенно, его стихов я не понимал, даже в переводах. И всегда задавал себе вопрос, зачем бывшему военному лётчику, уволенному в запас, на покой, беспокойная жизнь поэта, когда утвердиться в современной литературе смутного исторического периода практически невозможно?

  Но Николай думал иначе. Он не мечтал о литературной карьере, а свои стихи, как песни предков, носил в душе. Он очень переживал за судьбу своего народа, в суждениях иногда бывал резок и непримирим. Мы не раз спорили о взаимоотношениях русских и шорцев, и мне иногда нечего было возразить.

  Биография Николая обычна для шорского мальчишки, от природы одарённого и только благодаря этому вышедшего в люди. Родился в Малой Чувашке, где первый дом поставил его дед. Был в семье четырнадцатым ребёнком — в роду умелых пасечников, охотников и трудолюбивых скотоводов. До коллективизации семья жила в достатке: отец Егор Васильевич занимался заготовкой пушнины, принимал кожсырьё, торговал оружием и боеприпасами. Затем всё изменилось, но особый урон  семье нанесла война — одиннадцать мужчин из их рода не вернулись с полей сражений.

  С детства Николай слышал в семье шорские народные песни — их исполнял дядя, ученик известного кайчи Морошки и сам в ту пору лучший на Мрассу кайчи. Дома говорили только на шорском языке, и поэтому, когда Николай пошёл в школу, на первых порах было трудно. Зато потом учителя с удовольствием видели стремления шорского мальчика к русскому языку и особенно к литературе. Учиться начинал в Чувашке, семилетку окончил в Курье, а аттестат зрелости получил уже в Мысках в первой школе.

  В небо людей приводит мечта. У Николая она появилась в детстве, когда впервые увидел самолёт. Но до неба было ещё далеко. После школы выучился на киномеханика и разъезжал с кинопередвижкой по шорским деревням. Ему нравилось быть везде желанным гостем!

  В Ачинском военном авиационно — техническом училище он был одним из лучших курсантов. После окончания служил на Украине, прошёл в Иркутске подготовку на борттехника военно — транспортного самолёта АН- 12. На котором и летали они потом « в горячие точки», имея на борту военные грузы. Эта боевая работа была за семью печатями секретности.

  Ещё в армии он готовился к серьёзной литературной деятельности. Много читал, в том числе стихи тюркоязычных поэтов, интересовался японской поэзией. Печатался в окружных армейских газетах и центральной «Красной звезде».

  На Украине у него было всё, ведь тогда офицеры жили по — человечески. И распад СССР ещё никому не снился даже в  страшных снах. Но семья Бельчегешевых всё — таки вернулась в Мыски. Поменяли квартиру, а в Малой Чувашке вдвоём с женой Ларисой Алексеевной за два года построили небольшой уютный домик. Рядом Мрассу, тайга, родные и знакомые с детства места — идеальные условия для творчества.

И литературная карьера Николая Бельчегешева была короткой и яркой, словно полёт метеорита. В 1991г. вышли в свет сразу две книги на шорском языке. Затем сборник на русском в переводе новокузнецкого литератора Бориса Рахманова. Потом ещё один сборник на шорском и русском под редакцией доцента Новокузнецкого пединститута Г.Косточакова. Его в числе других современных шорских литераторов приняли в Союз писателей России!

  В апреле 2000г. в городском Доме культуры отмечали его юбилей, и по этому случаю тут состоялся вечер шорской поэзии. Он сказал о себе коротко:

— Я побывал в 12 странах мира. И знаете, как Горная Шория, земли не встретил. Из любви к родному краю и стал писать стихи.

   Он недолго прожил после этого юбилея. Ушёл из жизни как- то внезапно и незаметно, так что многие близкие узнали о печальном событии уже после похорон. Оставил после себя стихи, в том числе и эти строки, которые можно начертать на его памятнике:

  Моя Родина,

Слушай мою душу.

Мы все когда- нибудь

Исчезнем,

 Свой народ благословляя.

И будем лежать

У твоего сердца.

Только ты живи,

Моя Родина.                 

                                                       Из книги С.Голишева,  «Мыски»

Если Вы нашли ошибку, выделите ее и нажатие Shift + Enter или нажми здесь, чтобы сообщить нам.