Что только не говорят о  Перечне мест  традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ (Распоряжение Правительства РФ № 631 от 8 мая 2009 года). Что это и главный ящик Пандоры, и камень преткновения,  что Перечень мест  традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности (Перечень мест ТП и ТХД) не отвечает интересам многих коренных малочисленных народов России и нуждается в актуализации, и что процесс актуализации Перечня — процесс сложный и долгий.  Обо всем этом  говорилось на прошедшем 29-30 июля 2021 года в Петербурге  правовом семинаре-совещании «Организация деятельности советов представителей коренных малочисленных народов России при органах власти субъектов РФ».

Семинар-совещание проходил под эгидой  Федерального агентства по делам национальностей (ФАДН), которое курирует коренные малочисленные народы Севера, Сибири и Дальнего Востока, и в нем участвовали представители органов исполнительной власти и коренных малочисленных народов из различных регионов России. ФАДН  ставит перед собой задачу развивать институт региональных советов представителей  коренных малочисленных народов при органах власти и расширять их полномочия в дополнение к уже имеющемуся полномочию — заключать соглашения с недропользователями и  другими хозяйствующими субъектами о возмещении убытков, причиненных коренным малочисленным народам  (Постановление Правительства РФ от 18.09.2020 №1488).

И хотя тема семинара-совещания была посвящена советам представителей коренных малочисленных народов при органах власти, все же наиболее важным и интересным  стало обсуждение вопроса актуализации Перечня мест ТП и ТХД. Поскольку в Перечень № 631 от 28 регионов, где проживают коренные малочисленные народы, где-то  включены только поселки, а где-то включены целые муниципальные образования.   В результате там, где включены только поселки, коренные малочисленные народы оказались без территорий, где они могут заниматься традиционной хозяйственной деятельностью — охотой и рыболовством, и вести традиционный образ жизни. И с этим связано много проблем у коренных малочисленных народов.  В некоторых случаях ситуации доходит  до уголовных дел, как, например, уголовное преследование эвенка-охотника Степана Пахомова за традиционную охоту в Республике Саха (Якутия). Хотя, казалось бы, что региональные органы власти должны знать, что коренные малочисленные народы должны вести  традиционную хозяйственную деятельность и традиционный образ жизни, так как в этом —  весь смысл государственной национальной политики в отношении коренных малочисленных народов.

В Кемеровской области коренной малочисленный народ — шорцы, также не имеет возможности вести традиционный образ жизни, свободно заниматься традиционной хозяйственной деятельностью — охотой и  рыболовством, так как в Перечень мест ТП и ТХД  в раздел «Кемеровская область» включены только поселки и город Новокузнецк.

И сегодня остро, как никогда, стоит вопрос — будут ли шорцы иметь возможность пользоваться землей, на которой живут испокон веков или нет? Будут ли иметь возможность сохранять свою идентичность, вести традиционный образ жизни, свободно заниматься традиционной хозяйственной деятельностью  на своей исконной территории? Из-за того что народ не может пользоваться своей землей, люди, живущие в деревнях, не могут заниматься рыболовством, вести традиционную охоту, так как охотничьи угодья отданы в долгосрочную аренду состоятельным людям, либо заняты угольными разрезами. Такова реальность.

Все последние 20 лет шорские активисты обращаются в областные органы власти  с просьбами решить вопрос создания территорий традиционного природопользования (ТТП). С 2017 года Совет старейшин шорского народа  настойчиво просит создать  ТТП «Шория» с обозначенными границами, куда в основном вошли бы северные участки Таштагольского района и южные участки Междуреченского городского округа, а также участки земли Мысковского городского округа.  Последние 4 года переписка идет в усиленном режиме. Вопрос обсуждался на заседании совета представителей коренных малочисленных народов при губернаторе в 2020 году.  И что же в результате? Пока что  ни одной ТТП  не создано.

Шорцы также настойчиво просят внести  в Перечень мест  традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности вместо поселков муниципальные образования.  Но проблема с Перечнем мест ТП и ТХД  также не решается. Шорцы словно уперлись в глухую стену непонимания и неясно, что же будет дальше?

А вот что думают по этому вопросу представители власти. Так, специалист отдела межнациональных отношений и поддержки коренных малочисленных народов Министерства культуры и национальной политики   Кемеровской области Щурова Лариса Владимировна, которая вот уже долгих 17 лет (!) занимается вопросами  коренных малочисленных народов — шорцев и телеутов, выступая на прошедшем в Петербурге семинаре-совещании, заявила публично,  что  «наши коренные народы говорят, что весь юг Кузбасса надо определить как территории традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности,   …но логика подсказывает, что это, наверное, невозможно…».

 Она сказала также: «Давайте разводить эти два понятия: места традиционного проживания и места традиционной хозяйственной деятельности. Что мы хотим иметь — перечень  исторических мест проживания или актуальный перечень? …Я очень хорошо понимаю наши коренные народы. Безусловно, воспоминания, предания, могилы предков  — все это дорого и близко, … но я понимаю, если мы будем все время идти по пути, что будем закреплять историческую правду, то развитие, наверное, тогда остановится».

 Из сказанного Щуровой Л. В.  становится ясным, что она, будучи кандидатом исторических наук, в вопросе мест традиционной хозяйственной деятельности историческую правду отодвигает на задний план.   Она не желает признать, что шорцы живут на своей исконной земле, что их культура, быт и вся жизнь связаны с традициями предков, и они по закону должны вести традиционную хозяйственную деятельность и традиционный образ жизни.

Именно проживание на землях своих предков является одним из главных критериев отнесения этих земель к местам традиционной хозяйственной деятельности. А потому в Перечень ТП и ТХД должны  быть включены муниципальные образования,  а не поселки.  Весь юг Кузбасса всегда был местом традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности шорцев.

Позиция Щуровой Л. В.  по отношению к коренному малочисленному народу — шорцам,   вызвала справедливое  возмущение среди представителей коренных малочисленных народов, присутствовавших на семинаре. Известные лидеры из числа коренных малочисленных народов высказывали недоумение,  как это вообще возможно — народ есть, а земли, по словам Щуровой Л. В., для него нет.

А тем временем надо сказать, что численность шорского народа,  по данным переписи, уменьшается каждые 10 лет  на 1 тысячу с лишним человек, и, пока работает Щурова Л. В.  и ее непосредственный руководитель и заместитель министра культуры  и национальной политики Акимова Т. А., численность шорцев уменьшилась на 2 тысячи человек. Для малочисленного народа это катастрофические показатели!   Шорский народ исчезает с лица земли, исчезает его язык, а что делают в это время Акимова Т. А. и Щурова Л. В., уполномоченные заниматься поддержкой коренных малочисленных народов в Правительстве Кемеровской области? Они уже 17 лет либо ставят препоны на пути создания территорий традиционного природопользования, либо не включают  муниципальные образования в Перечень мест ТП и ТХД, либо бездействуют.  Возникает правомочный вопрос — сколько это еще будет продолжаться?  

К вопросу научного обоснования Перечня ТП и ТХД Министерство культуры и национальной политики подключило ученых — Лабораторию этносоциальной и этноэкологической геоинформатики  Кемеровского  университета  под руководством  В. В. Поддубикова.  На основании   исследований Лаборатории, которые для внушительности назвали этнологической экспертизой, установлены отрицательные показатели по наличию шорцев,  ведущих традиционный образ жизни. На этом основании Министерство культуры и национальной политики считает нецелесообразным включение в Перечень ТП и ТХД вместо поселков муниципальные образования.  Хотелось бы спросить кемеровских ученых —  где и как шорцы, лишенные закрепленной за ними земли,  должны заниматься традиционной хозяйственной деятельностью!?  Собирать колбу, грибы, ягоды шорцы еще могут, но ведь на такой пище далеко не уедешь. Для полноценного традиционного питания нужен животный белок, а для этого надо заниматься традиционной охотой.  Думаю, Акимова Т. А. и Щурова  Л. В. понимают это лучше шорцев, живущих в отдаленных деревнях.

В своем выступлении на семинаре-совещании  Щурова Л.В.  заявила, что у Министерства культуры и национальной политики по вопросу актуализации  Перечня  мест ТП и ТХД   подготовлена «довольно прочная теоретическая база».  За 10 лет работы ученые  разработали так называемую Методику экспертизы и обоснования предложений коренных малочисленных народов по отнесению территорий к местам традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности,  которую  они хотели  апробировать уже в 2020 году на конкретных территориях,   но коренные малочисленные народы выступили против этой Методики, о чем сожалеет Щурова  Л. В. — ведь «было очень неудобно» перед учеными, которые проделали большую работу.

Под конец своей речи  на семинаре Щурова Л. В. затронула тему Шорского национального парка, на территории которого расположено 40 шорских поселков. Заключительная часть ее выступления, которая стала своеобразной вишенкой на торте, была направлена на то, чтобы вызвать сочувствие у участников семинара не за судьбу шорцев, а  за судьбу … парка и его краснокнижных рыб и растений.

По словам  Щуровой Л. В., на территории Шорского национального парка «… есть части, довольно объемные, где те, кто проживает там, может осуществлять традиционный образ жизни, природопользование и все остальное, но мы каждые 10 лет отрезаем от  заповедной части вот этот  хозяйственный блок. Он расширяется — заповедной части все меньше и меньше, а у нас там краснокнижная рыба, растения, в общем, флора и фауна.  И мы,  по сути, уже бьем тревогу,  — мы еще через 30 лет парк потеряем!»

В реальной жизни никто не отрезает шорцам каждые 10 лет новые участки,  и не могут шорские охотники вести на территории  национального парка традиционную охоту на лимитированных животных, потому что охота на территории парка запрещена.

Интересно, почему Щурова Л. В. и ее руководитель Акимова Т. А. не бьют тревогу по поводу вымирающих шорцев, и кто должен объяснить  чиновницам, что надо соблюдать законные права шорцев, надо исполнять федеральные законы, касающиеся прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока? Знают ли они, государственные служащие, что в принятой  Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года, установлено,  что  «устойчивое экономическое, социальное и культурное развитие коренных малочисленных народов Российской Федерации, защита их исконной среды обитания, традиционного образа жизни, а также защита прав и законных  интересов этих народов являются  принципами государственной национальной политики.  

Возможно, Министерство культуры и национальной политики уверено, что шорцы смирятся со своим незавидным положением, но думаю, оно ошибается. Борьба за свои права продолжится — ведь шорцам не оставили другого выхода.

Любовь Чульжанова, член Союза писателей России

24.09.2021

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь